Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

12.10.2015 | Татьяна Становая

Россия и Запад в Сирии: партнерство или конфронтация?

Россия продолжает военно-воздушную операцию в Сирии. 7 октября на встрече с президентом Владимиром Путиным министр обороны России Сергей Шойгу рассказал, как четыре ракетных корабля Каспийской флотилии ВМФ России произвели 26 пусков крылатых ракет морского базирования по 11 целям в Сирии. Россия, вступив в войну в Сирии, оказалась также в центре и информационной войны, которую приходится вести на два фронта.

Одной из главных проблем сирийской военной кампании остается (и эта проблема усугубляется), недоверие к действиям России. Пока не удаётся наладить и эффективное взаимодействие со странами участницами коалиции, воюющей в Сирии против запрещенного в России ИГИЛ. 6 октября замминистра обороны России Анатолий Антонов и начальник Главного оперативного управления Генштаба Андрей Картаполов обратились к участникам коалиции с просьбой поделиться разведданными о позициях боевиков в Сирии. Они отметили, что российская информация об объектах ИГ «выверена и точна». «Но если у военных ведомств антиигиловской коалиции имеются дополнительные сведения о террористах, просим их предоставить нам», — заявили российские военные. Однако США в обмене данными отказали. Официальный представитель Государственного департамента США Джон Кирби объяснил это решение тем, что у России и США нет в Сирии общих целей: «Нет никакой общей задачи по поводу того, что будет после ИГ [запрещенной в России террористической организации «Исламское государство»]», — отметил он.

Остаются также и вопросы, собирается ли Россия вести наземную операцию. Выступая на пресс-конференции в Брюсселе, постоянный представитель США при НАТО Дуглас Льют заявил, что в Сирии создана российская группировка численностью до батальона (около 1000 человек), оснащенная артиллерией, ракетами дальнего радиуса действия, современными танками, системами ПВО и боевыми вертолетами.«Посмотрим, что они собираются делать. Есть основания предполагать, что эти силы направлены в Сирию не только для защиты авиабазы», — цитирует Льюта Wall Street Journal. 5 октября со ссылкой на двух неназванных представителей Минобороны США телеканал Си-Эн-Эн сообщил, что Россия ведет подготовку к наземной операции в Сирии. Собеседники телеканала рассказали, что Россия усиливает «наземную деятельность» в Сирии, чтобы поддержать правительственную армию страны в борьбе против противников главы государства Башара Асада.

На следующий день глава Пентагона Эштон Картер заявил, что США отказались от военного сотрудничества с Россией в Сирии. «Мы не готовы сотрудничать в рамках стратегии, которую сами считаем ошибочной, трагически ошибочной с российской стороны», — сказал Картер. При этом он допустил взаимодействие с Россией по вопросам, необходимым для безопасности пилотов.Из-за недоверия к действиям России усиливается и конфронтация с НАТО. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что альянс готов послать в Турцию войска для защиты от угроз с юга. Заявление прозвучало на фоне сообщений о двух нарушениях Россией воздушного пространства страны (подробнее об отношениях России и Турции в материале ниже). 8 октября в Брюсселе проходил саммит министров обороны НАТО, где обсуждалась роль России в ситуации в Сирии. Накануне саммита министр обороны Великобритании Майкл Фэллон заявил в интервью Би-би-си, что своим вмешательством в сирийские дела Россия «делает опасную ситуацию в Сирии еще более опасной». Британский представитель в НАТО Адам Томсон накануне саммита отмечал, что альянс «нуждается в долгосрочной стратегии в действиях на юге». Очевидно, что отсутствие эффективной системы взаимодействия между Россией и активность Запада в проведении сирийских военных операций будет давать военным аргументы в пользу жестких мер.

Кроме того, сирийская ситуация дает и «проблемным странам» из Восточной Европы аргументы для того, чтобы требовать защиты от действий России. Великобритания приняла решение разместить некоторое количество войск в странах Балтии и Польше. Речь идет об ограниченном контингенте, который будет находиться в странах Балтии на принципах ротации. Небольшая численность группировки позволит избежать обвинений Москвы в нарушении Основополагающего акта Россия — НАТО от 1997 года, который запрещает размещать «существенное количество» войск и инфраструктуры вблизи границ альянса с Россией. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков обвинил НАТО в использовании надуманных предлогов для «дальнейшей экспансии НАТО в сторону наших границ».

Тем временем, для России конфронтационный фон сирийской операции является крайне негативным фактором, создающим военные риски в самой Сирии. Неслучайно, обсуждаются разного рода коалиции, выглядящие, правда, пока маловероятными. На встрече с министром обороны Сергеем Шойгу Путин рассказал о предложении президента Франции Франсуа Олланда объединить усилия правительственной армии Башара Асада и Свободной сирийской армии (ССА) в борьбе с боевиками «Исламского государства». «Правда, мы пока не знаем, где она и кто ее возглавляет. Если бы удалось объединить их усилия против ИГ, это создало бы предпосылки для последующего урегулирования ситуации в Сирии», — сказал Путин, говоря о ССА скорее в ироничном тоне. Он попросил Минобороны поддержать эти усилия по партнерским каналам и отметил, что конфликты «такого рода» должны заканчиваться решением политических вопросов. В США тем временем негативно отреагировали и на это предложение: там посчитали неосуществимой идею объединения усилий правительственной сирийской армии и вооруженной сирийской оппозиции для борьбы с «Исламским государством» (террористической организации, запрещенной в России). «Я не могу представить, как это можно осуществить. Это делается еще более трудным, когда вы сбрасываете на Свободную сирийскую армию бомбы», — сказал Кирби на брифинге.

Военно-организационной проблемой остаются и атаки российских сил по объектам ИГИЛ: технически развести удары российских ВВС и сил коалиции представляется крайне непростой задачей, а пересечения в воздухе становятся факторами растущей напряженности и резко повышают риски взаимным атак. Вокруг Сирии, помимо военных действий, быстро развивается и информационная война, где каждая сторона пытается оправдать свои слабые места или упрекнуть «конкурента» в провале. Так, Россия активно «пиарит» свои возможности наносить удары с Каспийского моря по целям в Сирии. Видео-ролики, размещенные на сайте Минобороны, набрали почти 3 млн. просмотров. При этом Москва всячески корит США за отказ от сотрудничества, но при этом ведет кампанию, не разъясняя в полной мере ее цели «союзникам». Диалог идет очень трудно или не идет совсем. Предложение же Олланда объединить войска Асада и ССА тоже кажется в определённой степени провокационным, как и ответ на него Путина: во-первых, практически невозможно объединить ради единой цели воюющие между собой стороны (при этом неясно, что для Асада является более опасным врагом – сирийская оппозиция или ИГИЛ). Во-вторых, Россия считает, что среди оппонентов Асада не из числа ИГИЛ полно радикалов, которые по своей жестокости не отличаются от боевиков «Исламского государства». Показательно, что Владимир Соловьев, известный своей близостью к Кремлю, упрекнул РБК за использование слова «повстанцы» в отношении сирийской оппозиции. Для Кремля они по большей части террористы. Таким образом, заметное размежевание имеет место и среди российских СМИ.

Россия оказывается в непростом положении: у нее дефицит союзников, в то время как против Асада воюют США, Турция, Катар, Великобритания, Германия, Франция и Саудовская Аравия. С последней Россия в последний год заметно активизировала контакты, однако война в Сирии стала ударом по их отношениям. МИД Саудовской Аравии занимает очень жесткую позицию по отношению к Асаду. Глава МИДа Адель аль-Джубейр заявил, что Башар Асад должен уйти по-хорошему или по-плохому: в результате политического процесса или военного. Никаких других вариантов не предусматривается. Однако сейчас Эр-Рияд не торопится усиливать конфронтацию с Москвой: 11 октября в Москву с визитом прибыл министр обороны Саудовской Аравии принц Мухаммед бен Сальман (считающий основным преемником 80-летнего короля Сальмана бен Абдель-Азиза ас-Сауда), который встретился с Владимиром Путиным. Его главной задачей является подготовка визита в Россию саудовского короля, что во многом будет зависеть и от того, найдут ли стороны в Москве точки соприкосновения по вопросу о судьбе Асада.

Учитывая напряженный фон и сильное недоверие к действиям Москвы, Кремль по мере возможности пытается исправить положение. Так, министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что Москва готова установить контакты с вооруженными отрядами умеренной сирийской оппозиции — Свободной сирийской армией. Правда, при этом в позиции России чувствуется сильный скепсис: Лавров выразил готовность установить контакты, тут же оговорившись: «если это действительно сохраняющая какую-то свою дееспособность вооруженная группа патриотической оппозиции, состоящая из сирийцев». Министр уточнил, что просил госсекретаря США Джона Керри предоставить информацию об этой организации. «Эта структура какая-то уже фантомная <...>. Пока нам никто не рассказал, где и как эта Свободная сирийская армия функционирует либо где и как функционируют другие отряды умеренной так называемой оппозиции», — добавил министр.

Одновременно появилась информация, что в конце октября Владимир Путин намерен встретиться с экспертами клуба «Валдай», где будет использован шанс разъяснить позицию Москвы по Сирии, прежде всего иностранной аудитории. Заметим, что в прошлом году Путин тоже выступал на валдайском форуме, однако тогда его речь была сильно конфронтационной по отношению к Западу, и прежде всего, к США. Тогда же Москва изменила формат форума, сделав далеко вторичными задачи улучшения репутации России в мире. Отказался Путин и встречаться в узком составе с экспертами «Валдая». Сейчас, вероятно, будет предпринята попытка реставрировать прежний формат. Встреча с экспертами клуба запланирована 22 октября в Сочи.Отдельно важно отметить внутрироссийский аспект сирийской проблемы. Пока Кремль действует на фоне очень благоприятного фона общественного мнения. 72% опрошенных Левада-центром положительно относятся к нанесению ударов ВВС России по позициям ИГИЛ в Сирии. Хотя уже при ответе на вопрос о поддержке решения Совета Федерации, разрешающего использование российских войск за рубежом, россияне были не столь единодушны (46% - в той или иной степени «да», 33 – «нет»). 47% опрошенных считают, что «Россия должна поддержать Башара Асада в его борьбе с «Исламским государством» и сирийской оппозицией», и лишь 28% считают, что Москва не должна вмешиваться в конфликт. Таким образом, россияне поддерживают авиационные удары, но куда более осторожны, когда речь идет о возможности проведения наземной операции со значительными жертвами среди военных России.

Денис Волков из Левада-центра в своей колонке для «Карнеги.ру» написал, что сейчас внимание россиян к Сирии растет, но это лишь зрительский интерес – никакого особого сочувствия ни к беженцам, ни к жертвам гражданской войны, которая идет на территории страны уже несколько лет, россияне не проявляют. В вопросах целесообразности проведения военной операции население расколото, но в целом вовлечение России поддерживается, прежде всего, через призму защиты геополитических интересов страны в противостоянии с США. Получается весьма парадоксальное противоречие: России приходится манипулировать темой враждебности США для того, чтобы провести операцию в Сирии с целью восстановить диалог с США.

В то же время российско-американские отношения и без того находятся на самом худшем уровне за последние четверть века. И здесь основным риском в ближайшее время может стать не столько сирийская проблема, сколько завершение международного расследования гибели малазийского «Боинга» над Донбассом, с результатами которого Россия предсказуемо не согласится. Что касается ситуации в Сирии, то США сами находятся сейчас в ситуации кризиса своей стратегии. Ставка на подготовку «лояльных оппозиционеров» потерпела неудачу, а другой внятной стратегии у США пока нет – она находится в стадии выработки и не факт, что после принятия будет более эффективной, чем потерпевшая неудачу. Поэтому США вряд ли будут жестко действовать в отношении России в очень проблемном для них конфликте.

Россия вступила в сирийскую войну, тут же оказавшись в центре войны дипломатической: решения по Сирии принимались слишком поспешно, а недоверие к действиям России остается слишком глубоким. Проблема непонимания России, рост конфронтационной риторики между Западом и Россией будет способствовать и изменению баланса интересов Москвы в самой Сирии: чем дальше будет цель примирения с Западом, тем ближе будет задача альянса России и режима Асада. Но, кажется, в Москве эти риски хорошо понимают, и развитие ситуации будет зависть от эффективности коммуникаций, которые пытается восстановить Россия. Но сделать это будет очень непросто.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net