Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кратко и неполно – о результатах выборов в Европаламент. В российском официозе радуются поражениям партий Макрона и Шольца. В европейской прессе – тревожатся об усилении правых популистов. А на самом деле? Спокойный анализ показывает, что революции не произошло. Да, сдвиг вправо – не только за счет популистов, правый центр «на круг» выступил лучше левого центра. Да, правых популистов стало немного больше, но это не «цунами».

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

24.02.2016 | Марина Войтенко

«Сюрпляс» на фоне внешних рисков

Марина Войтенко19 февраля глава МЭР Алексей Улюкаев заявил: «Российская экономика прошла нижнюю точку спада в середине прошлого года, небольшое снижение отмечено в ноябре, но сейчас положение восстановилось». Динамика ВВП, очищенная от сезонного фактора, в январе-2016, по предварительной оценке, осталась примерно на нулевом уровне, как и в декабре. К характеристике наблюдаемой ситуации, по мнению министра, вполне применим термин из велоспорта – «сюрпляс», когда гонщики стремятся сохранять равновесие при отсутствии поступательного движения[1]. В итоге по меньшей мере с июля прошлого года «продолжается неуверенное балансирование экономики на месте», при этом какая-либо определенность с трендами обозначится, считает Алексей Улюкаев, не ранее апреля.

Осторожен вице-премьер Аркадий Дворкович, отметивший в ходе Красноярского экономического форума: сценарий спада в текущем году наиболее вероятен, но в нем нет никакой предопределенности. Предварительные январские итоги, опубликованные 18 февраля Росстатом, на первый взгляд подтверждают такое настроение. Скорость падения торговой розницы в годовом выражении замедлилась до 7,3% с 15,3% в декабре. Поддержку оказали: стабильный уровень безработицы (5,8%) и динамика реальных зарплат – сокращение на 6,1% против 8,4% в последний месяц прошлого года. Эффект высокой базы обусловил торможение годовой инфляции с 12,9% до 9,8% и сокращение спада промвыпуска с 4,5% до 2,7% год к году. Чуть лучше декабрьских – на $700 млн и $100 млн – сложились объемы экспорта и импорта. В то же время, реальные располагаемые доходы вернулись на траекторию спада – минус 6,3% в годовом выражении после декабрьского значения в минус 0,9%. Ускорились и темпы сокращения строительных работ до 4,2% в январе в сравнении с 1,5% месяцем ранее.

Эксперты подчеркивают, что некоторые позитивные изменения в темпах отдельных показателей могут носить временный характер. Потребительский спрос неустойчив и зависит от индексации зарплат в корпоративном секторе и скорости проедания сбережений населения. Месячная статистика инвестиций мало репрезентативна (Росстат теперь намерен публиковать оценки раз в квартал). Опросы же руководителей промпредприятий в феврале зафиксировали снижение индексов оптимизма и прогнозов (рассчитываются ИЭП им. Е.Т.Гайдара) до худших значений со времен кризиса 2008-2009 годов. Текущий спрос на уровне ниже нормы, например, оценили 56% респондентов против 39% в августе-2015. В связи с этим понятен и вывод аналитиков НИУ ВШЭ о том, что ясности с промвыпуском нужно ожидать не ранее марта-апреля, «когда полностью заработают финансовые потоки, особенно для госпредприятий, и будут определены реальные размеры помощи отраслям, предусмотренной антикризисной программой правительства».

Текущий макроэкономический «сюрпляс» не убеждает и международные рейтинговые агентства. В Moody's ожидания спада ВВП-2016 ухудшили до 2,5%, подчеркнув, что «возможности для поддержки экономического роста ограничены как в монетарной сфере (то есть, в плане снижения ключевой ставки Центробанка), так и со стороны фискальной политики»[2]. В Standard & Poor's 18 февраля подтвердили долгосрочный рейтинг РФ по обязательствам в иностранной валюте на уровне «ВВ+» с сохранением «негативного» прогноза (при этом особое внимание было обращено на высокие риски ухудшения финансового положения регионов[3]). Оценка роста ВВП РФ в 2016-2019 годах ухудшена с октябрьского 1% в год в среднем за период до 0,5%: в 2016-ом – «-1,3%», 2017-ом – «+1,0%», в 2018-2019 годах – «+1,2%». МЭР в официальных комментариях с выводами агентств не согласно – экономика на деле чувствует себя лучше, чем выглядит в рейтингах. Большинство экспертов, напротив, полагают: выставленные «отметки» – это аванс.

По инерционному сценарию-2030, подготовленному в Минфине, при сохранении текущей демографической ситуации и доли инвестиций в ВВП (17-18%) экономика не способна расти более чем на 1,0-1,5% в год. Идти вровень с ожидаемыми общемировыми темпами в 3,0-3,5% возможно лишь при повышении нормы накопления до 25-30%. Этот темп, означающий стабильное развитие в ключевых сферах и устойчивое выполнение социальных обязательств государства, однако, недостижим без структурных реформ. Их откладывание будет означать переход экономики в режим выживания с постоянным балансированием на грани рецессии.

Альтернативы реформам малосимпатичны: либо «линейное» сокращение всех расходов (чтобы уложиться в «приемлемый» дефицит), либо скрытая или открытая эмиссия. Итог в обоих вариантах один – длительный застой, перемежащийся финансовыми кризисами.

Определенный разворот к структурной повестке, тем не менее, может начаться, уже в текущем году в рамках реализации антикризисного плана правительства, работа над которым должна быть завершена к концу февраля. 86 пунктов из 136 – как раз меры институционального и регулятивного характера, направленные на преодоление ограничений долгосрочному росту и не предполагающие масштабных финансовых вливаний в банки и предприятия. Вместе с тем, 50 позиций, связанных с достижением оперативных целей потребуют расходов примерно в 880 млрд рублей (сюда еще не включены полная индексация пенсий и ряд других мер социальной поддержки), из которых в дополнительном бюджетировании нуждаются около 370 млрд рублей. Из них 185 млрд могут быть профинансированы из антикризисного фонда, остальные еще предстоит найти, в том числе, в ходе предстоящей (видимо, в апреле) правки бюджета-2016. Пока же есть некая определенность лишь по 38 млрд рублей дополнительных госгарантий и 39,8 млрд рублей из средств Фонда национального благосостояния (на цели поддержки транспортного машиностроения и приобретения «РЖД» подвижного состава).

Между тем, его доходная часть продолжает оставаться под существенными нефтеценовыми рисками – если все доходы в январе (год к году) сократились на 18%, то нефтегазовые почти на 30%. Неопределенность перспектив достижения договоренностей между основными странами-экспортерами о замораживании уровней добычи[4] также заставляет искать альтернативные источники бюджетной (а тем самым и макроэкономической) стабилизации. Отсюда планы по приватизации госпакетов в нефтяных компаниях и «Алросе» на 800 млрд рублей, предложения по повышению ряда акцизов и т.п.

К ускорению структурно-политических решений подталкивают и стресс-сценарии ситуации в нефтегазовом комплексе По версии Минэнерго, если нефтецены в 2016-2017 годах окажутся на уровне $31-33 за баррель, а к 2020-ому отрастут лишь до $42 за баррель, добыча нефти может снизиться на 14% (до 460 млн тонн), налоговые выплаты упадут на 60-65%, вклад в ВВП уменьшится на 60-65%, инвестиции сократятся на 10-15%. В этих обстоятельствах из-за более низких цен на «голубое топливо» газовая отрасль потеряет 30-38% вклада в ВВП и 7-10% капвложений, объем налогов, уплачиваемых в бюджет, «похудеет» на 20-25%.

Весьма вероятно, что реальный расклад по нефти и газу окажется исполненным большего оптимизма. Но, цены даже вдвое выше «стрессовых» – это серьезнейший вызов, требующий адекватного ответа в виде структурной перезагрузки экономики. О том. что расслабленные действия на этом направлении способны привести к целой череде новых внешних стрессов и шоков напоминает, причем весьма недвусмысленно, положение в глобальном хозяйстве.

Новый прогноз ОЭСР (17 февраля) выдержан в «серых» тонах – мировой ВВП в 2016 году вырастет на 3% (оценка ноября-2015 – 3,3%), ВВП США – на 2,0% (2,5%), Еврозоны – 1,4% (1,8%), Японии – 0,8% (1,0%), Китая – 6,5% (6,9%).

По ожиданиям агентства Moody's, экономики стран «Большой двадцатки» в текущем году должны в целом вырасти на 2,6%, то есть динамика останется такой же, как и в 2015-ом. В 2017-ом прибавка составит 2,9%. В ноябрьском прогнозе предполагался подъем на 2,8% и 3% соответственно. США останутся в «боковом» тренде с темпом в 2,3% в 2016-ом и 2,5% в 2017-ом, но при этом эксперты агентства делают оговорку – если динамика на американских фондовых площадках не ухудшится. И в Еврозоне, и в Японии прогнозируется весьма медленный рост – на 1,5% и менее 1% как в 2016, так и в 2017 году.

Из-за снижения цен на нефть Moody's ухудшило прогноз на 2016 год по ВВП таких стран, как Россия, Бразилия и Саудовская Аравия. Падение экономики РФ, как уже отмечено выше, в текущем году может составить 2,5%, Бразилии – 3%. Рост экономики Саудовской Аравии может составить порядка 1,5% – минимум за последнее десятилетие. Понизило суверенные кредитные рейтинги государств-экспортеров «черного золота» и Standard & Poor's: на две ступени по долговым обязательствам Саудовской Аравии (с уровня «А+» до «А-») и Бахрейна (с «BBB-» до «BB»); Омана – с «ВВВ+» до «ВВВ-» со «стабильным прогнозом; c «негативным» – для Бразилии (с «BB+» до «BB») и Казахстана (с «ВВВ» до «ВВВ-»).

Особую озабоченность международных наблюдателей вызывают риски обострения долговых проблем, особенно в развивающихся странах, где они усиливаются неослабевающим оттоком средств с рынков emerging markets. Наглядный пример обострения проблемы – объявление Citigroup на минувшей неделе о намерении продать свои розничные и кредитные бизнесы в Аргентине, Бразилии и Колумбии.

Волатильность на мировых финансовых рынках может быть еще больше усилена дальнейшей девальвацией юаня. На высокую вероятность реализации такого риска указывают большинство экспертов. Пока что ренминби снизился по отношению к доллару США всего на несколько процентов, но действия регуляторов Поднебесной не оставляют сомнений в продолжении тренда. На минувшей неделе многие инвестаналитики (например, Hayman Capital) не исключали возможности и 30%-го «проседания».

Уже не вызывает сомнений слабость банковских секторов в ведущих экономиках. Согласно обнародованным на минувшей неделе данным Комиссии по банковскому регулированию КНР, неблагополучные кредиты на конец 2015 года достигли в Поднебесной самых высоких отметок с июня 2006-го – 1,27 трлн юаней ($196 млрд), или на 51% больше, чем на конец 2014 года. При этом рост чистой прибыли китайских банков замедлился в прошлом году до минимума за всю историю наблюдений (с 2011-го) – 2,43%. И это – по официальным данным. Эксперты же опасаются, что на деле ситуация намного хуже, и кредитным организациям КНР грозят существенные убытки.

Продолжается развитие негативных тенденций и в финансовой системе Еврозоны, не работает абэномика, хотя в конце января Банк Японии тоже вступил в «клуб отрицательных ставок». Рост объема нового кредитования замедляется повсеместно, опасения же по поводу стабильности банковского сектора повышаются вместе с волатильностью котировок его ценных бумаг[5]. При этом у мировых регуляторов почти не осталось инструментов борьбы с глобальным замедлением экономической динамики. Как полагают и в ОЭСР, в агентстве Moody's, и большинство инвестбанкиров (например, Morgan Stanley, Bank of America Merill Lynch и т.д.), если темпы Европы и Японии продолжат замедляться, регуляторы уже не придумают ничего нового: все механизмы использованы. Эффективность же отрицательных процентных ставок как инструмента монетарной политики в текущих условиях остается под вопросом. На этом фоне не удивителен и стремительный рост пессимизма в ожиданиях – вероятность новой мировой рецессии в оценках экспертов выросла за последние три месяца с 12% до 33%.

Экономическая политика РФ в этих условиях должна учитывать всю совокупность внутренних и внешних рисков. Если реализуется даже часть из них, то могут потребоваться меры реагирования, куда более радикальные, чем предполагаются в настоящее время. Из «сюрпляса» всегда есть два выхода – либо начало движения, либо падение на довольно жесткое трековое покрытие. Чтобы исключить последний вариант, стоило бы иметь наготове план действий «Б» с более определенным акцентом на результаты жестких мер структурной повестки.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Сюрпляс – от французского surplace, sur place, на месте – технико-тактический приём ведения спринтерской гонки, когла спортсмены стоят на месте, не касаясь ногами трека, при этом стремясь пропустить противника вперед с целью занять более выгодную позицию. Даже очень опытные мастера держат это равновесие не более 2-3 минут. В экономике такое состояние может длиться месяцами.

[2] Февральский консенсус-прогноз Reuters предполагает результат еще более неудовлетворительный – при нефти по $37 за баррель в среднем за год спад до 3%. Оценка ЦБ РФ вероятного итога первого квартала – минус 1,7-2,5% ВВП в годовом выражении.

[3] Краткосрочный рейтинг по обязательствам в иностранной валюте оставлен на уровне «В». Долгосрочный и краткосрочный рейтинги по обязательствам в национальной валюте подтверждены как «ВВВ-/А-3». Вместе с тем займы регионов, по оценке S&P, в 2017 году подойдут к планке в 1,7 трлн рублей, расходы на их погашение – 860 млрд рублей. Прямой долг может достичь почти половины текущих доходов субъектов РФ. В бюджете-2016 на их поддержку выделено 310 млрд рублей в виде кредитов по ставке 0,1%. Однако реальная потребность в текущем рефинансировании, считают в агентстве, на 40% выше. В 2018 году она может составить уже до 1 трлн рублей.

[4]20 февраля в программе «Вести в субботу» на канале «Россия», вышедшей в эфир на Дальнем Востоке, глава Минэнерго РФ Александр Новак заявил о том, что поддержку договоренностям о заморозке добычи нефти на уровне января-2016 высказали страны, экспортирующие порядка 75% мирового объема нефти. Однако эксперты и участники рынка сомневаются в том, что этого будет достаточно для выправления положения, поскольку такое соглашение не способно существенно помочь корректировке существующей разбалансировки между спросом и предложением, существенно обострившейся в начале года. Никаких методов контроля за исполнением обязательств оно не предусматривает. Консультации должны завершиться к 1 марта, но уже сейчас очевидна неготовность, например, Ирана присоединится к предварительным договоренностям между Россией, Саудовской Аравией, Венесуэлой и Катаром. Да и вице-премьер Аркадий Дворкович в ходе Красноярского экономического форума сообщил о том, что возможная договоренность с ОПЕК о заморозке уровня добычи нефти не повлияет на ее рост в РФ на 1,5% в 2016 году.

[5] По оценке The Financial Times, котировки акций американских и европейских банков так полностью и не восстановились после финансового кризиса 2007–2009 годов. В настоящее время акции банков США торгуются примерно на 50% ниже максимумов 2007-го, а бумаги европейских за тот же период подешевели примерно на 70%.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Поколенческий разрыв является одной из основных политических проблем современной России, так как усугубляется принципиальной разницей в вопросе интеграции в глобальный мир. События последних полутора лет являются в значительной степени попыткой развернуть вспять этот разрыв, вернувшись к «норме».

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net