Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кратко и неполно – о результатах выборов в Европаламент. В российском официозе радуются поражениям партий Макрона и Шольца. В европейской прессе – тревожатся об усилении правых популистов. А на самом деле? Спокойный анализ показывает, что революции не произошло. Да, сдвиг вправо – не только за счет популистов, правый центр «на круг» выступил лучше левого центра. Да, правых популистов стало немного больше, но это не «цунами».

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

10.05.2017 | Олег Громов

Зоны деэскалации в Сирии: интересы и позиции сторон

Сирия, солдатыВ ночь на 6 мая вступило в силу соглашение между Ираном, Россией, Турцией, сирийскими властями и большей частью группировок умеренной оппозиции соглашение о зонах деэскалации. Оно подразумевает полное прекращение боевых действий, в том числе полетов авиации над четырьмя территориями, удерживаемыми «Свободной сирийской армией» и ее союзниками. А 8 мая Россия внесла в Совет безопасности ООН проект резолюции, легитимирующий договоренности о зонах деэскалации.

Эта инициатива носит в целом позитивный характер и «двигает» ситуацию в сторону мирного решения кризиса. И этому есть разумные обоснования. Но, вместе с тем, есть и сложности, которые будут видны при непосредственном создании этих зон.

Если брать позитивные стороны, то, во-первых, это первое закрепление границ новых сложившихся де-факто квазигосударств – «зоны Асада» и «зоны оппозиции». Подразумевается, что границы зон получат четкие очертания, будут созданы КПП и наблюдательные пункты. За соблюдением неприкосновенности этих формирований будут следить наблюдатели. Пока официально только Россия заявила о готовности отправить туда своих представителей, однако можно предположить, что свои «глаза и уши» там будут иметь также Иран и Турция, а в перспективе – и представители западной международной коалиции. Идеальным на данный момент решением вопроса была бы отправка в зоны «голубых касок» ООН, однако президент Башар Асад вряд ли обрадуется такому исходу.

Во-вторых, зоны подразумевают отмену полетов над ними, что подразумевает под собой гарантии умеренной оппозиции неприменения авиации России против них, поскольку зоны затрагивают места базирования именно умеренных сил.

В-третьих, зоны деэскалации снова воскресили веру в жизнеспособность триумвирата России, Ирана и Турции по Сирии. Их подписи под меморандумом от 4 мая в Астане (что и стало началом действия зон) означают, что страны готовы поручиться за воюющие группировки на этих участках.

Вместе с тем, есть ряд проблем, которые еще предстоит решить перед или во время рассмотрения резолюции СБ о зонах деэскалации.

Так, страны-гаранты – это, конечно, много, но еще не все стороны конфликта. Есть арабские монархии Персидского залива (Саудовская Аравия и Катар, прежде всего), а также США. Ни те, ни другие пока не поддержали меморандум 4 мая. И если США в принципе ничего не мешает к нему присоединиться при выполнении определенных условий (все же это партнер, предпочитающий искать выход из ситуации), то саудиты и катарцы могут и вовсе отказаться от рационального диалога. А от них зависит часть группировок «Свободной сирийской армии», не говоря уже о более радикальных элементах, которые остались за рамками зон деэскалации. Не удивительно, что не все оппозиционеры, приехавшие 4 мая в Астану, оказались готовы подписывать меморандум.

И все же главная проблема – это американцы, которые пока что не согласились прекращать полеты собственной авиации над зонами деэскалации. Кроме того, за скобками договоренностей в очередной раз остаются курды. Проблему будущего их автономии постоянно откладывают. И это может привести к серьезному конфликту, когда ситуации вызреет, а решения по-прежнему не будет. Ясно, что Турция не хочет никакого неподконтрольного себе курдского формирования у своих границ. Однако и сирийские курды не спешат уподобляться своим иракским собратьям и идти в союз с Анкарой, особенно учитывая обострившееся противостояние турецких военных с «Рабочей партией Курдистана», которая имеет базы на севере Сирии.

Стоит обратить внимание на то, что президент США Дональд Трамп 9 мая одобрил предоставление курдам тяжелого вооружения в виде 120-мм минометов, крупнокалиберных пулеметов и легкобронированных машин. Такой транш должен быть приурочен к чему-то. И этим чем-то может быть взятие столицы «Исламского государства» - Ракки, что очень нужно для нового главы Белого дома, чтобы продемонстрировать эффективность ближневосточной политики по сравнению с предшественником.

Кроме того, это решение в стиле Трампа – так он создает более выгодные позиции для торга с Турцией, чтобы потом вынуждать ее вести так, как нужно США в рамках «триумвирата» с Россией и Ираном.

Еще один «джокер» в этой ситуации – сам Башар Асад. Как заявил российский Генштаб, внутри зон деэскалации могут находиться около 40 тысяч боевиков. А это означает огромный потенциал продолжения успешных боевых действий против сирийской армии. Асад опасается их и, как видится, не оставляет надежд как можно сильнее сократить их присутствие в Сирии. Но после взятия Алеппо и остановки продвижения российско-сирийской коалиции, не пожелавшей наступать на основной центр сосредоточения сил оппозиции – Идлиб, шансы полностью победить своих вооруженных оппонентов растаяли. А после удара американцев по сирийской военной базе ситуация может развернуться в противоположном направлении. Однако это не исключает попыток Башара Асада создать прецеденты и подготовить провокации для срыва договоренностей, как уже не раз бывало в рамках соглашений о перемирии, когда именно сирийская армия первая наносила удары по оппонентам. И все же в новых условиях ему будет невыгодно идти на конфронтацию, поскольку «красные флажки» выставлены и признаны всеми сторонами. Выход за них может автоматически повлечь отказ от игрока и выбор в пользу нового – более сговорчивого и не намеренного торпедировать и без того очень «хрупкий» и «ломкий» мирный процесс.

Олег Громов – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Поколенческий разрыв является одной из основных политических проблем современной России, так как усугубляется принципиальной разницей в вопросе интеграции в глобальный мир. События последних полутора лет являются в значительной степени попыткой развернуть вспять этот разрыв, вернувшись к «норме».

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net