Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кратко и неполно – о результатах выборов в Европаламент. В российском официозе радуются поражениям партий Макрона и Шольца. В европейской прессе – тревожатся об усилении правых популистов. А на самом деле? Спокойный анализ показывает, что революции не произошло. Да, сдвиг вправо – не только за счет популистов, правый центр «на круг» выступил лучше левого центра. Да, правых популистов стало немного больше, но это не «цунами».

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

12.04.2010 | Татьяна Становая

СНВ: недозагрузка

8 апреля в Праге президенты России и США Дмитрий Медведев и Барак Обама подписали новый Договор о мерах по сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений. Международное сообщество встретило событие однозначно позитивно: его приветствовали все лидеры крупных держав и международных организаций. Соглашение действительно можно назвать значимым успехом лидеров обеих стран, даже несмотря на то, что развить из этого политический успех внутри России и США будет непросто: в США договор критикуется оппонентами Обамы за учет позиции России по проблеме ПРО, в России условия «привязки» оборонительных и наступательных потенциалов частью наблюдателей расценены как неудача Москвы в отставании своего видения проблемы. Тем не менее, подписание Договора – это, безусловно, свидетельство нового качества в отношениях между Россией и США.

Переговоры по Договору об СНВ были «ядром», локомотивом начавшейся год назад «перезагрузки» в двусторонних отношениях между Россией и США. «Перезагрузка» стала основой нового курса администрации Обамы в отношениях с Россией. Обама, в отличие от своего предшественника Джорджа Буша, подчеркнуто сделал ставку на диалог, заявив об отказе от политики односторонних действий. Значительно снизило напряженность и решение отказаться от старого плана развертывания третьего позиционного района ПРО, что в итоге привело и к отказу России от публично высказанных ранее планов размещать «Искандеры» в Калининградской области. Своего рода «авансом» мирового сообщества президенту США стало вручение ему в декабре прошлого года Нобелевской премии мира.

Планировалось, что договор об СНВ будет подготовлен к декабрю, когда истекает срок действия старого договора. Более того, стороны торопились к моменту вручения Обаме премии мира. Обе стороны излучали оптимизм, однако затем произошло разочарование: Россия намекала на то, что США тормозят переговоры, СМИ писали, что важнейшие вопросы не согласуются. В январе источник в российском МИДе говорил «Коммерсанту», что в ходе консультаций в Москве (российскую столицу посетили помощник Барака Обамы по вопросам нацбезопасности генерал Джеймс Джонс и глава Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США адмирал Майкл Маллен) сторонам действительно удалось снять ряд ключевых вопросов. Прежде всего, они «вышли на окончательные развязки по вопросам обмена телеметрическими данными», а также о числе носителей.

Однако в феврале и начале марта переговоры снова встали из-за невозможности увязать оборонительные и наступательные потенциалы так, чтобы это устраивало обе стороны. Ключевую роль в решении этих проблем сыграло личное вмешательство обоих лидеров: Обама и Медведев часто вели телефонные переговоры, когда сообщалось об очередном торможении переговорного процесса делегациями. Однако в этот период не обошлось и без взаимного обмена негативными сообщениями. Россия намекала, что если США продолжат настаивать на своей позиции по ПРО (то есть не прописывать взаимозависимость СНВ и ПРО), то Россия откажется ратифицировать договор. Поднялась очередная волна критики в адрес США за регулярное нарушение прав русских детей, усыновленных американскими семьями. Госдеп США обнародовал, в свою очередь, доклад о состоянии прав человека в России, вызвавший традиционный протест в российском МИДе.

«Переломным» стал визит в Москву госсекретаря США Хиллари Клинтон, встретившейся с Медведевым и Владимиром Путин, который, похоже, дал неофициальную санкцию на заключение договора. Чуть ранее Медведев и Обама провели детальные переговоры по телефону. Только после этого стало ясно, что договор действительно близок к подписанию. Выбор в пользу Праги также неслучаен. Для США, понятно, Чехия является одним из ключевых политических союзников в Европе. Однако, в отличие от ряда других партнеров США, она не является для России «проблемной» страной. Здесь менее болезненны исторические споры (и на официальном уровне они не актуализированы), хорошо развиты и позитивны отношения в энергетической сфере и даже по проблеме ПРО дела обстояли не столь конфликтно, как в случае с Польшей. Почти ровно год назад правительство Чехии во главе с премьер-министром Миреком Тополанеком отложило ратификацию договора с США о размещении на территории страны РЛС, так как она наверняка провалилась бы из-за негативной позиции парламента. А после отставки Тополанека, кабинет которого выступал в поддержку американской ПРО, отношения еще более улучшились.

Договор стал результатом большого компромисса, и сам факт того, что по целому набору трудных вопросов США и Россия сумели договориться – большой успех лидеров обеих стран.

Во-первых, это успехом России можно назвать договоренности касательно проблемы обмена телеметрией при испытании ракет. Как отметил Медведев, договоренности о мерах контроля при испытаниях дались тяжелее всего. В соответствии с Договором, стороны обмениваются телеметрией не более чем о пяти запусках ракет в год, что позволяет России не раскрывать данные своих новейших ракет РС-24 и «Булава», испытания которых еще идут. Договор не предусматривает, как это было в случае с СНВ-1, ограничений на районы боевого патрулирования мобильных ракет, таких как «Тополь» и «Тополь-М», что повышает боевую устойчивость российских сил. Отсутствуют также инспекции на промышленных предприятиях, как это было прописано в СНВ-1 - России американские инспекторы следили за заводом в Воткинске (в США подобные ракеты не производятся, так что принципа взаимности в данном случае не было). При этом сами инспекции на территориях договаривающихся сторон будут проводиться.

Во-вторых, компромиссными стали основные цифры сокращений: в «Совместном понимании по вопросу о дальнейших сокращениях и ограничениях стратегических наступательных вооружений», подготовленном по итогам визита Обамы в Москву в июле прошлого года, говорится, что число боезарядов будет сокращено до 1500-1675 (1500 называли США, Россия в последнее время ужесточила позицию и настаивала на цифре не менее 1700), их носителей - до 500-1100. На 1 января у США насчитывалось 1098 носителей и 5576 боезарядов, у России - 814 носителей и 3909 боезарядов. В новом договоре число боеголовок обозначено на уровне 1550. Число развернутых носителей ограничено 700 единицами и неразвернутых носителей -100 единицами. Здесь цифры оказались ближе к показателям, определенными США как оптимальные внутри ранее одобренных «вилок».

В-третьих, самый проблемный и сложный компромисс касается проблемы ПРО. Договор не снимает озабоченности России по поводу намерений США в сфере ПРО: новый план, предложенный Обамой в прошлом году и предусматривавший отказ от размещения систем ПРО в Чехии и Польше, рождает ожидания России на подключение к обсуждению единой системы европейской ПРО. Россия также пытается продвинуть свой проект договора о европейской безопасности, который очень прохладно встречен в НАТО. Неофициально там откровенно говорят об отсутствии предмета разговоров – российская инициатива не рассматривается всерьез. Пока Москва может рассчитывать лишь на осторожные заявления некоторых западных политиков, обещающих проявить интерес к этому проекту.

Проблема ПРО сталась фактически нерешенной. Россия требовала жесткой увязки наступательных и оборонительных потенциалов. Иными словами, речь фактически шла о предоставлении России права «вето» на развертывание США системы ПРО в Европе. Для Вашингтона это было исключительно нереальное условие, и предметом переговоров была лишь общая увязка, что даже в таком виде остро критикуется внутри США противниками Обамы.

И самое важное, что обе стороны трактуют Договор в этом вопросе по-разному. «Договор не содержит никаких ограничений на испытание, развитие или развертывание нынешних или планируемых американских программ ПРО или нынешних или планируемых Соединенными Штатами неядерных наступательных вооружений дальнего радиуса действия», - подчеркивается в сообщении американской стороны. Однако в сообщении о новом договоре, которое распространила пресс-служба Дмитрия Медведева, утверждается, что в договоре по СНВ все же будет зафиксирована юридически четкая увязка стратегических наступательных и оборонительных вооружений: «В юридически обязывающей форме будет зафиксировано положение о взаимосвязи стратегических наступательных и стратегических оборонительных вооружений, - говорится на сайте Кремля, - а также о возрастающей важности этой взаимосвязи в процессе сокращения СНВ».Формально правы обе стороны. Юридическая увязка есть, но она не дает России право вето (эта задача была нереальна) на решение вопросов по ПРО США в Европе. Москва в целом это прекрасно понимает – она получила взамен весомый «пакет» компенсаций.

Во-первых, это создание двусторонней консультативной комиссии, которая будет осуществлять контроль над исполнением договора. Главным риском для Москвы является банальное игнорирование ее позиции по ПРО. Создание комиссии позволяет втянуть США в переговоры, создать площадку, институционализировать диалог по проблеме ПРО. Правда, похожий опыт «вовлечения в переговоры» уже был, хотя и не очень удачный: достаточно вспомнить так ни к чему и не приведший формат «2 на 2» - консультации глав внешнеполитических и оборонных ведомств двух стран по проблеме ПРО на завершающем этапе президентства Джорджа Буша. Поэтому эффективность комиссии, безусловно, будет зависеть от уровня доверия между двумя странами и способности продолжить «перезагрузку» (кстати, вопрос о наполнении ее новой повесткой теперь один из актуальных).

Во-вторых, это право выхода из соглашения в случае, если Россия почувствует угрозу национальной безопасности из-за количественного и качественного наращивания потенциала ПРО США. Москва сможет сама определять степень такого влияния, и это специально оговорено в заявлении России, которое стало частью пакета документов Договора, а также в ответном заявлении США.

Еще одним важнейшим итогом переговоров России и США стала договоренность о синхронной ратификации соглашения. Сейчас Кремль берет на себя обязательства по ратификации. Это крайне важно для США, так как ратификация могла бы стать едва ли не единственным рычагом давления на США: Москва давала понять, что подписание договора – это еще не главное и с ратификацией могут быть проблемы. Михаил Маргелов заявил, что ратификация может быть обсуждена парламентом уже 19-21 апреля. При этом Москва признает, что полной синхронизации добиться не удастся из-за разных «политических графиков» парламентов обеих стран.

В США с ратификацией, правда, также могут быть проблемы. Республиканцы уже объявили о намерениях блокировать документ. Однако если Обаме удалось провести через Конгресс реформу здравоохранения, то и в этом случае шансы на успех также есть. Обаме важно ратифицировать документ до ноября – очередных выборов в США.

Подписание соглашения – реальное подтверждение запущенной год назад «перезагрузки». И это само по себе несет в себе не только продвижение в вопросах сокращения ядерных потенциалов, но и повышение качества отношений двух стран, повышение уровня доверия, сохраняющегося на крайне низком уровне. Можно говорить и об установлении неплохих персональных отношениях Медведева и Обамы (правда, хорошие личные отношения Путина и Буша не помешали развитию нового витка «холодной войны» в прошлые годы). Российский президент отметил, что лично с Обамой у него уже сложились «хорошие личные отношения, что называется «личной химией». В ближайшее время Россия будет усиленно искать возможности, механизмы для недопущения одностороннего развертывания американской ПРО в Европе. Созданная комиссия – лишь площадка, которая может быть неэффективной в случае недопонимания и полезной в условиях, когда стороны проявляют волю в попытках нащупать компромисс. А тут как раз и есть серьезные сложности: после подписания документа у США есть возможность игнорировать озабоченности России и соблазн этой возможностью воспользоваться, тем более, что внутри страны давление на администрацию Обамы растет. При этом сохраняется набор и других нерешенных проблем: позиция США по ВТО и поправке Джэксона-Вэника, проблемные точки во взаимодействии по Афганистану (достаточно вспомнить скандал вокруг отказа НАТО уничтожать маковые плантации), блокирование обсуждения проекта договора о европейской безопасности, разница в подходах к решению иранской проблемы.

В итоге достигнутые сегодня успехи оказываются в полной зависимости от характера развития отношений России и США в дальнейшем: ухудшение может повернуть позитивные тенденции вспять и сделать успехи обратимыми, а улучшение отношений способно вывести двустороннее взаимодействие на принципиально иной уровень реального доверия и партнерства. И важно отметить, что инициатива здесь находится в большей степени в руках США.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Поколенческий разрыв является одной из основных политических проблем современной России, так как усугубляется принципиальной разницей в вопросе интеграции в глобальный мир. События последних полутора лет являются в значительной степени попыткой развернуть вспять этот разрыв, вернувшись к «норме».

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net